В октябре 1985 года в газете «Правда» появилась статья «Европа–наш общий дом», которая фактически намекала о грядущей участи Советского Союза. Последние новости сегодня. Свежие новости.

Стоит напомнить, что газета «Правда» все 70 лет советской власти была официальным «рупором» правящей партии, и статья независимого автора там не могла появиться просто по определению. Даже в середине 80-х годов каждая фраза и слово проходило жесткую цензурную проверку. И тут вдруг нечто невиданное и неслыханное – «Европа–наш общий дом».

Разумеется, ни у кого не было сомнений в том, что данная статья отражала взгляды тогдашнего генсека Михаила Горбачева на перспективы развития внешней политики и демонстрировала его пресловутое «новое мышление». А новое мышление, как выяснилось из этой статьи, в отношениях с Европой предполагало строительство «общеевропейского дома», отказ от архаичного «железного занавеса» и утверждало временность и ненужность блоковых противостояний.

В общем, как кот Леопольд, со страниц «Правды» М. Горбачев предлагал европейским ребятам жить дружно. И сообща входить в общий европейский дом через общий подъезд и не пользоваться другими. Да и гражданам СССР Горбачев как бы невзначай намекал, что евроинтеграция – это не просто хорошо, а замечательно. И в перспективе реально.

Правда, вот о чем он забыл, или не посчитал нужным, сказать. Если быть точнее, то о двух принципиально важных моментах. Во-первых, не совсем понятно, кто и как должен был открывать двери в общеевропейский дом «партнерам» и на каких условиях. К середине 80-х годов экономический потенциал зарождающегося Евросоюза уступал таковому стран СЭВ, как это ни покажется кому-то удивительным.

Несмотря на то, что либералы почти сорок лет рассказывают нам об отсталости соцлагеря, приводя в пример два сорта дефицитной колбасы и перебои с туалетной бумагой, вместе с тем они не могут назвать ни одного атомного ледокола, построенного в Западной Европе, или, например, рассказать о западногерманской, английской или итальянской космической программах. И никогда не расскажут, так как их попросту не было. Но мыслительно-речевой аппарат либералов так устроен, что высшим достижением экономики они назовут жвачку и колбасу, не заметив при этом орбитальную космическую станцию и десятки атомных электростанций.

К экономике стоит добавить и то обстоятельство, что в странах СЭВ и людей проживало больше, чем в Евросоюзе середины 80-х. Так что непонятно, кто к кому должен был «евроинтегрироваться»? Экономически более мощные страны СЭВ к Евросоюзу, который ещё и по численности населения уступал, или наоборот? Ведь согласитесь, странно было бы услышать от президента США фразу о том, что Северная Америка – это наш общий дом, а давайте мы войдем в состав Мексики или Канады.

Вместе с тем Горбачев – и это было ежу понятно – под строительством общего европейского дома понимал интеграцию стран СЭВ в Западную Европу, а не наоборот. Что впоследствии он подтвердил на деле, сначала посоветовав странам соцлагеря развиваться без традиционной оглядки на СССР, а затем, в прямом смысле, сдал ГДР, интегрировав её в ФРГ.

Второй момент – это блоковый статус стран как Западной, так и Восточной Европы. Горбачев надеялся, что военные блоки в связи со строительством общеевропейского дома уйдут в прошлое или станут политическими. Однако это были лишь его благие пожелания, а вот руководство НАТО так не думало и ни при каких условиях не собиралось самораспускаться. В отличие от восточноевропейского военного блока СВД, который Горбачев так же сдал, не думая о последствиях. В результате чего мы имеем сейчас натовские войсковые группировки под Псковом и в 150 километрах от Санкт-Петербурга.

Страны Западной Европы в целом были не против евроинтеграции, но исключительно на своих условиях. Они не были готовы даже к равному партнерству, готовясь не принять, а приютить в общеевропейском доме восточноевропейские страны. И не как «младших» партнеров, а как бедных родственников, с соответствующим к ним отношением. Что очень наглядно показали последующие события, когда Германия была объединена, а Чехословакия, наоборот, разделена на Чехию и Словакию. То же самое постигло Югославию, которую вообще «евроинтегрировали» путем развязывания войны, оплаченной долларами и дойчмарками.

Именно на таких условиях – разделяй и властвуй – страны Западной Европы и стоящие за ними США были готовы пускать в общий европейский дом новых жильцов. Которым попутно ещё обшаривали карманы и, не приемля никаких возражений, ставили в отведенное им место в общеевропейском экономическом стойле.

Что касается Советского Союза, то сколько бы Горбачев ни изображал из себя кота Леопольда, сколько ни писал бы слабоумных статеек про общеевропейский дом от Лиссабона до Урала, всё, что находилось восточнее Польши и Прибалтики, интересовало Евросоюз примерно так же, как Гитлера. То есть требовалось оставить в европейской части России небольшое количество рабов и прислуги, нужной для обслуживания арийских господ, научить их считать до ста и пусть научатся различать дорожные знаки, дабы не попадать под машины европейских хозяев.

Правда, в наш век тотального перепроизводства гитлеровские теории были немного модернизированы: рабам предлагалось все же что-то платить, дабы они могли покупать европейские и американские товары. Самого паршивого качества, разумеется. Именно при Горбачеве нам начали сбрасывать просроченные продукты, сигареты из отходов табачного производства, партии бракованной электроники и много чего другого, что в Европе и США отправили бы на свалку. Но вместо свалки весь этот хлам и неликвид отправили нам, и кто-то при этом ещё очень хорошо нажился.

Горбачев наверняка прекрасно понимал, что никогда СССР не будет допущен даже на порог общеевропейского дома, однако в «Правде» была напечатана статья, в которой всерьез обсуждалось строительство «общей Европы». Совершенно точно этой статьей Горбачев сигнализировал «партнерам» о готовности менять внешнюю политику, попутно щедрые порции лапши навешивались на уши доверчивым советским гражданам. Которые всерьез решили, что в Европе их ждут чуть ли не как родных братьев.

Кроме того, многие лопухи укрепились в мнении, что Горбачев – серьезный реформатор, и вот почему пресловутая «перестройка» поначалу имела оглушительный успех. Даже несмотря на то, что за этим, впоследствии ругательным термином, не стояло конкретного наполнения. Одни лишь пустые сотрясания воздуха и многозначительное надувание щек на высоких трибунах. В стране ничего не перестраивалось на её благо, а вместо этого Советский Союз готовили к ликвидации.

В дальнейшем под красивые слова о свободе и демократии, о правах человека, о многоукладной экономике и многопартийности будет совершен ползучий переворот внутри партии, где все ключевые должности займут сторонники Горбачева, прольется первая кровь в 1986 году в Казахстане, где провокаторы выведут на улицы студентов, доведут их до точки кипения, а потом милиция и внутренние войска их жестоко разгонят.

В 1987 году будет разгромлена армейская верхушка, которую сделают крайней за посадку на Красной площади Матиаса Руста, затем заполыхают окраины страны, и в 1991 году будет как по нотам разыгран спектакль под названием ГКЧП. После чего Горбачев спокойно отойдет в сторону, передав власть своему протеже Борису Ельцину, которого он вытащил в 1985 году из Свердловска в Москву. И которого как президент СССР не решится арестовать во время подписания преступного Беловежского договора.

Но все это, как и многое другое, будет потом. А 13 октября 1985 года в «Правде» появится безобидная на первый взгляд статейка, в которой щедрыми мазками будет нарисован прекрасный, восхитительный общеевропейский дом. И даже будут проскальзывать некие намеки на то, что и нам, сиволапым, европейцы с радостью отведут там место.

И это будет далеко не последняя общечеловеческая химера и искусно приготовленная ложь, которые в итоге приведут к крушению второй сверхдержавы мира. А общеевропейский дом, во многом благодаря Горбачеву, действительно получится очень симпатичным.

Ведь не зря его называют лучшим немцем. 

Источник: КМ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *