Инновационные корпорации США умело создают себе имидж либеральных, продвинутых, гуманных организаций. Но грязный секрет их успеха – жестокая эксплуатация.

Последние новости сегодня. Свежие новости.

Многомиллионные прибыли предопределены полным бесправием сотрудников, положение которых подчас хуже, чем сто лет назад. До последнего времени многие не верили, что «Теслы» Илона Маска это тоже может касаться.

Эксцентричный предприниматель Илон Маск вновь оказался в центре скандала. Уволенные сотрудники Tesla рассказали журналистам о том, что руководство компании выступает категорически против вступления в профсоюзы, а любая попытка поговорить на эту тему карается изгнанием – люди, годами находившиеся «на хорошем счету», в одночасье вылетают с работы за эдакую «ересь».

Илон Маск и атмосфера страха

Проведенное прессой расследование вскрыло немало интересного в трудовых практиках компании Tesla. Оказалось, что в «прогрессивной корпорации» к правам трудящихся относятся примерно так же, как сто лет назад.

Деззимонд Вон трудился на фабрике Tesla в Калифорнии. У него был высокий рейтинг (в Tesla прилежание сотрудника оценивают баллами). Его супервайзер писал о нем положительные отзывы и рекомендовал к повышению. Все изменилось, когда Вон заговорил с коллегами о возможности создания профсоюза, а заговорил потому, что у работников заводов Tesla давно накопились претензии к руководству корпорации.

Здесь и высокая травматичность, и недостаточные меры безопасности при работе с роботами. Любое нарушение, опоздание или прогул вели к штрафным санкциям, что понижало рейтинг рабочего и постепенно вело к увольнению. Задумка, может, по-своему разумная, но проблема в том, что правила менялись менеджментом буквально на ходу. Рабочие могли не знать, за что влетят на очередной штраф.

Разумеется, трудовые права проще отстаивать сообща. И однажды Вон пригласил несколько товарищей к себе домой, чтобы за бутылкой пива обсудить с ними саму возможность создания профсоюза. На следующий день кто-то из участников встречи доложил он ней руководству. Задним числом Вону снизили баллы в рейтинге и тут же уволили с формулировкой «за несоответствие профессиональным стандартам».

Товарищи Вона и его супервайзер подтвердили журналистам (правда, на условиях анонимности), что он был отличным специалистом и потерял работу только из-за своей инициативы. «Говорят, сам Маск к идее профсоюза относится нейтрально, – рассказал один из них газете Guardian. – На деле ничего подобного. Стоило заикнуться о профсоюзе – и тебя вышвыривали на улицу».

«У нас тут царит культура страха, – соглашается другой. – Если ты в чем-то не соответствуешь, тебя выгоняют. Множество сотрудников, выступавших за профсоюз, были уволены под надуманными предлогами».

Особенно интересно, что подобная атмосфера царит в корпорации, позиционирующей себя как суперпрогрессивная высокотехнологичная фирма и как компания будущего, ответственная перед обществом. При каждом своем публичном выходе Илон Маск рисует зрителю светлые картины фантастического завтра, однако в отношении своих рабочих действует как замшелый капиталист образца XIX века.

Другое дело, что столь же архаичная ситуация с правами трудящихся сложилась вообще во многих крупных IT-корпорациях.

По вопросу наемного персонала владельцы IT-гигантов подстраховались заранее. Собственно, в этом и заключался их новаторский подход к бизнесу. Персонал делится на элиту – инженеров и программистов, работающих непосредственно в офисах компании, и наемных рабочих, общее число которых может составлять сотни тысяч. Только в Китае на Apple работают более полумиллиона сотрудников.

Лояльность элиты покупается хорошими зарплатами, широко разрекламированными удобствами на рабочем месте и атмосферой гламурной инновационности. Рядовые сотрудники обретаются на другом конце социальной лестницы. Их услуги поставлены на аутсорсинг – наймом занимаются специальные компании-подрядчики, не имеющие отношения к головной корпорации. И обычно они получают почасовую оплату чуть выше минимума по стране.

Но элиту и рабочий класс в составе IT-корпорации объединяет их бесправность. А сотрудник, пытающийся хоть как-то отстаивать свои права, абсолютно беззащитен перед командой юристов прославленной корпорации. В случае конфликта ему грозит не просто увольнение, но и разрушение репутации.

Неудивительно, что в гламурных офисах IT-корпораций царит та же «культура страха», что и на заводах Tesla. Во главе всего этого культа – знаменитый харизматичный руководитель, вокруг него – восторженная массовка. Любое снижение градуса восторженности может закончиться плохо.

Время от времени скандалы из закрытого мирка прогрессивных корпораций проникают наружу – поражают жесткостью по отношению к сотрудникам.

Инновационная эксплуатация

Чемпионом по скандалам является компания Amazon, принадлежащая самому богатому человека мира – Джеффри Безосу. Условия труда работников его складских помещений не раз описывали американские и английские журналисты. Мизерная почасовая оплата, конвейерный стиль работы, не позволяющий ни на секунду отвлечься и передохнуть, запрет на перекуры и разговоры – все это напоминает диккенсовскую потогонку, а не технологичную инновационную компанию.

Если производство вынесено за границы стран «золотого миллиарда», ситуация резко ухудшается. В 2006 году выяснилось, в каких условиях трудятся китайцы, собирающие на местных заводах айподы и айфоны для Apple. Речь идет о работе по 10 часов шесть дней в неделю. Почти все свободное время рабсила вынуждена была проводить в охраняемых общежитиях – выйти на улицу можно только по разрешению начальства. Часть рабочих постоянно контактировали с вредными химическими веществами, обходясь без всяких средств защиты. А зарплата составляла 120 долларов в месяц.

Внимание общественности к этой эксплуатации привлекла череда самоубийств в среде китайских рабочих. Руководство Apple сразу заявило, что во всем виноваты тайваньские подрядчики, владеющие заводом. Тайваньцы подняли рабсиле зарплату на 30%, тем конфликт и исчерпался. Никакого ущерба имиджу Apple эта история не нанесла.

Парадоксально, но немногим лучше сложилась жизнь у американских наемных работников компании Facebook – водителей, уборщиц, официанток в кафетериях. Они получают почасовую оплату чуть выше минимальной в штате Калифорния, а поскольку это самый дорогой штат Америки, не в состоянии снимать жилье. Даже еду им приходится приобретать по талонам на бесплатное питание, которые выдают власти штата. То есть люди, работающие на одну из богатейших корпораций мира, получают от нее столь мало, что вынуждены жить на содержании у государства.

Еще одна кадровая уловка IT-корпораций – объявить работающих на них людей своими бизнес-партнерами. Так поступают, к примеру, Airbnb и Uber. Среди «бизнес-партнеров» насаждается ожесточенная конкуренция. В результате американские шоферы Uber вынуждены работать по 12 часов подряд и спать в машинах на парковках. Разумеется, как «бизнесменам» им не полагается ни медстраховки, ни бюллетеней, ни пенсий, ни отпусков.

Появление профсоюзов с их типовыми трудовыми договорами, понятной сеткой зарплат, обязательными отпусками грозит разрушить бизнес-модель высокотехнологичных корпораций. Поэтому любая попытка объединения сотрудников и блокируется на ранних стадиях.

В 2011 году Кори Молл, работавший продавцом в одном из магазинов Apple в Сан-Франциско, тоже попробовал создать профсоюз продавцов. Сан-Франциско – один из самых дорогих городов США, и зарплата в 14 долларов в час – это буквально «ни о чем». Молл хотел объединить коллег в борьбе за более высокие ставки, дал несколько интервью, однако дальше создания веб-сайта дело не пошло – инициативу торпедировали.

Собственно, в этом и заключается отличие прекариата от пролетариата. Пролетарии вполне успешно организовывались для борьбы за свои права. Прекариат же настолько атомизирован, что запугать или подкупить его легче легкого. Он вообще ничем не защищен от произвола собственников и менеджеров.

Зато прекариат изобретает собственные способы борьбы с эксплуатацией. Череда скандалов с «харрасментом» в крупных корпорациях – это в том числе следствие трудовых споров. Трудовой договор сотрудника большой компании обычно составляется так, что идти в суд после увольнения просто бессмысленно. Высокооплачиваемые юристы заранее предусмотрели все возможные претензии, и работник в любом случае окажется крайним. Но если пояснить суду, что руководство Tesla или Facebook угнетало тебя по гендерному или расовому признаку, появляется шанс на компенсацию. Скорее всего, компания согласится заключить досудебное соглашение, лишь бы не портить имидж столь токсичной темой.

История с Илоном Маском, запрещающим профсоюзы в Tesla, приоткрывает грязный секрет большинства инновационных корпораций.

Их успех основан не только на инновациях, но на жестокой и противозаконной эксплуатации персонала. Однажды об этом предельно откровенно высказался сооснователь Intel Роберт Нойс:

«Обходиться без профсоюзов – это главное условие существования большинства наших компаний. Если бы мы соблюдали все эти профсоюзные правила, то давно уже вылетели бы из бизнеса».

 

Источник: Взгляд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *