СБУ объявила на минувшей неделе о разоблачении очередного коварного плана России: «страна-агрессор» якобы спровоцирует украинских националистов на захваты храмов РПЦ, чтобы вызвать гнев мирового христианства. Последние новости сегодня. Свежие новости.

На самом деле ясно, что это киевская власть готовится отнять храмы в пользу «новой поместной церкви». Существуют ли юридические основания для такого отъема имущества? Или все будет происходить по «революционному» сценарию

«Мы ожидаем инспирации захвата культовых сооружений одной из конфессий якобы представителями праворадикальных националистических организаций. Это позволит в дальнейшем инспирировать силовые противостояния и массовые акции», – заявил замглавы СБУ Владимир Кононенко, выступая в Киеве.

Эти захваты силовик назвал частью российской стратегии создания «управляемого хаоса» на Украине, говорится на сайте спецслужбы. Пока промосковские агенты будут захватывать храмы под видом правых радикалов, Россия будет организовывать протесты и взывать к мировой общественности, предрекает Кононенко.

Если верить шефу СБУ, у Москвы созрел целый план дестабилизации Украины через церковь. Если же не верить – получится, что план использования церковной темы в своих интересах есть, как раз наоборот, у президента Петра Порошенко. Он уже начал свою предвыборную кампанию (главу государства на Украине, напомним, будут избирать в марте) и строит ее на разжигании антироссийских настроений избирателей.

Как бы то ни было, с Украины повеяло духом начала 90-х, когда в стране развернулось то, что, увы, всего лишь с небольшой долей преувеличения тогда называли «религиозной войной».

Националисты пытались силой отнять храмы, принадлежащие Московскому патриархату (точнее Украинской православной церкви УПЦ МП), и передать их раскольникам из «Киевского патриархата». Тогда «война» сравнительно быстро закончилась из-за вмешательства государства.

Сейчас велика вероятность того, что позиция властей будет иной, так как Порошенко откровенно выступает за создание «единой поместной Украинской православной церкви», независимой от Москвы и в идеале окормляющей всю Украину. А такой единой церкви нужно и все церковное имущество. Это ясно дал понять глава «Киевского патриархата», самопровозглашенный патриарх Филарет (Денисенко).

«Все строения, которые сейчас занимает УПЦ, должны быть переданы новой Украинской церкви», – потребовал ранее самозваный «патриарх Киевский и всея Руси­-Украины».

Далекие судебные перспективы

Филарет «проявляет свое нетерпение, амбиции и желание возглавить единую поместную церковь Украины» и «бежит впереди паровоза», сказал газете ВЗГЛЯД религиовед Роман Лункин. Проблема в цене этого «бега» для украинского и российского православия.

Неназванный собеседник газеты «Коммерсант» во фракции «Блок Петра Порошенко» Верховной рады сообщил: украинское государство может прямо посодействовать единой церкви в имущественном вопросе.

«Сейчас большинство храмов на Украине – госсобственность, арендуемая религиозными организациями, – утверждал депутат. – Киево-Печерская лавра, например, – это музей. Закон о свободе совести говорит о том, что культовые здания и имущество, которые находятся в государственной собственности, передаются религиозным организациям в пользование решениями областных и городских администраций. Они могут поменять этих пользователей».

Аноним из «Блока Порошенко» или плохо читал законы, или не знает, что большинство храмов на Украине – отнюдь не госсобственность. Как пояснил газете ВЗГЛЯД президент Украинского аналитического центра экономист Александр Охрименко, в собственности государства находятся только те храмы и монастыри, которые обладают историко-архитектурным значением. Например, Киево-Печерская лавра. Она числится на балансе минкульта и действительно передана лишь в аренду священникам Московского патриархата.

Но, как с немецкой дотошностью выяснила Deutsche Welle, другая святыня православия – Почаевская лавра на Западной Украине – принадлежит не государству, а юридическому лицу с названием «Почаевская лавра». Это юрлицо подчиняется Московскому патриархату.

И абсолютное большинство церковного имущества и недвижимости – собственность религиозных организаций. Таковыми согласно закону «О свободе совести и религиозных организациях» являются местные религиозные общины, численность каждой из которых должна быть не меньше 10 человек.

«На Украине каждый приход – самостоятельная единица, он может решить практически все что угодно. Если прихожане и с церковной, и с политической точки зрения будут против, храмы по закону никто не отнимет», – поясняет Лункин.

Другой вопрос – право собственности на землю, на которой стоит та или иная церковь. По словам экономиста Охрименко, в некоторых случаях земля принадлежит конкретным людям, а в других – является коммунальной собственностью. «В крупных городах земля, как правило, не в частной собственности, а сдается в аренду муниципалитетом под строительство часовни, храма. То есть само здание церкви принадлежит общине, а земля – городу или сельсовету», – пояснил эксперт.

Это обстоятельство, конечно, дает юридическую основу для изъятия по суду храмов. Например, муниципалитет может расторгнуть договор с несговорчивым приходом Украинской церкви Московского патриархата и передать ее новой «объединенной церкви». Тогда двум общинам предстоит долгая тяжба о том, кому должно принадлежать здание храма. Однако абсолютное большинство украинских приходов, а их около 12 тысяч, принадлежит УПЦ МП.

Это в три раза больше, чем у организаций раскольников, таких как «УПЦ Киевского патриархата» и «Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ)». То есть, если новой «объединенной церкви» негде будет вести службы, она будет просто завалена судебными тяжбами.

Кроме того, даже в случае, если храм является собственностью государства, существуют договоры пользования, напомнил газете ВЗГЛЯД протоиерей Андрей Новиков, член синодальной Библейско-богословской комиссии Московского патриархата (до 2014 года – секретарь Одесской епархии УПЦ МП).

«Должно быть аргументированное основание, по которому договор пользования расторгается. И это основание можно обжаловать в судебном порядке. Так что даже Киево-Печерскую лавру нельзя так просто отобрать росчерком пера», – подчеркнул отец Андрей.

Раскольники и экспроприаторы

Следовательно, уверены эксперты, велика вероятность того, что украинские власти будут стараться искать более легкие пути «отжатия» собственности. По мнению Лункина, просто объявлять о национализации имущества Московского патриархата власти не станут, ведь это будет открытым нарушением конституции, где прописано отделение церкви от государства.

Правовой лазейкой может стать принятие законопроекта о статусе церкви, управленческая структура которой расположена в «стране-агрессоре». В данном законопроекте прописано, что государство сможет контролировать кадровую политику «церкви страны-агрессора». То есть, проще говоря, власти смогут снимать и назначать священников в приходах УПЦ МП.

Напомним, что в 2016 году Верховная рада уже пыталась принять такой законопроект, внесенный тем же самым «Блоком Петра Порошенко».

Согласно документу, от УПЦ МП требовали оформить особый статус и заключить с государством специальный договор. В нем, помимо всего прочего, было прописано обязательство церковных иерархов «уважать территориальную целостность страны, в которой они работают, ее независимость и строй». В законопроекте имелись положения о так называемых религиозных комитетах. Им предоставлялось право вмешиваться во внутреннюю политику церкви, в том числе санкционировать назначения иерархов. Законопроект, однако, тогда так и не был принят.

Но если этот или аналогичный закон будет принят теперь, отмечает Лункин, то

«начнется приходская война, приходское противостояние по всей территории Украины.

Приходы, прихожан и священников поставят перед нелегким выбором: оставаться в «церкви страны-агрессора» и противостоять натиску властей или уходить в новую «единую поместную церковь Украины».

Правда, и у этого легкого пути есть существенный для украинских властей недостаток. Во-первых, он наверняка вызовет гневную реакцию в мире, даже в странах Запада. «В ОБСЕ и на всех международных площадках говорят, что этот закон является грядущей дискриминацией», – говорит Лункин. Во-вторых, все равно велика опасность применения насилия при реализации этого закона.

Протоиерей Андрей Новиков полагает, что возможность насильственного сценария очень велика. «Будут люди требовать соблюдения прав – кого убьют, кого в тюрьму посадят, кого просто проигнорируют, кого просто объявят сумасшедшим, кого на улице «Правый сектор*» встретит, по голове ударит», – сказал он.

Кстати, именно Одесскую область эксперты называют потенциально самой горячей точкой гипотетической приходской войны. Это связано с личностью одесского митрополита Агафангела (Саввина), который считается у радикалов одной из самых ярких промосковских фигур. Он периодически приезжает в Москву, выступая на конференциях с пророссийских позиций. «На территории Украины для националистов он как красная тряпка. Это обостряет политические разногласия и, думаю, создаст почву для столкновений», – считает Лункин.

Тем временем, киевская власть, подтверждая худшие опасения, продолжает нагнетать страсти. Так, на днях в СБУ «подтвердили информацию», что УПЦ Московского патриархата якобы отправила из Почаевской лавры в Киев «так называемых православных «титушек». Утверждается, что хулиганствующие элементы должны были блокировать резиденции, где проживают константинопольские экзархи, причастные к предоставлению Украине Томоса об автокефалии. Сообщение о «титушках» не подтверждается. Зато стало известно, что в Ровно некие неизвестные в балаклавах забросали камнями автобус с верующими УПЦ МП, которые направлялись в Киев на молитвенное стояние.

А в конце недели представители каноничной Украинской церкви сообщили: кто-то рассылает священникам УПЦ МП фейковые «обращения» якобы от имени правящих епископов, в тексте которых предписывается прекратить поминать патриарха Московского и всея Руси Кирилла во время службы.

 

Источник: Взгляд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *