Недавно автор этих строк с удивлением читал в Интернете дискуссию, участники которой доказывали, что показывать фильмы ужасов учащимся младшей школы – нормально.

Чудовищное убийство в Керчи потрясло всю страну. Оно ужаснуло. Оно подняло немало вопросов, на которые нет ответа. Оно заставило одних людей проявить свои лучшие стороны, а других – самые отвратительные. Оно дало понять, что в жизни нашего общества пора что-то менять – причем срочно.

17 октября СМИ сообщили о взрыве газа в Керченском политехническом колледже, в результате которого пострадали около 70 человек. Но скоро стало известно – речь идет о преступлении. По студентам и преподавателям колледжа был открыт огонь, а затем в здании сработало взрывное устройство. Чуть позже было объявлено, что предполагаемый преступник – студент 4 курса того же колледжа Владислав Росляков, тело которого было обнаружено на месте преступления. Согласно официальной информации, он покончил жизнь самоубийством.

В социальных сетях начались бурные обсуждения. Многие писали о том, что студент колледжа был не способен на столь жестокое преступление. Однако представленные общественности доказательства не оставили никаких сомнений относительно того, что Владислав к убийству имеет самое что ни на есть непосредственное отношение. Видели его в процессе убийства многие, в сентябре он получил разрешение на оружие и приобрел ружье 12 калибра, а перед самым убийством – 150 патронов.

Вскоре заговорили о Владиславе и его знакомые. Оказалось, что в последнее время парень откровенно восхищался известными преступниками, говорил о том, что ненавидит всех в колледже и о том, что хотел бы совершить массовое убийство. Не исключал он и возможности совершения суицида.

Стало известно и о том, что семья Владислава была малообеспеченной. Отец пил и не жил с ними. Мать работает санитаркой в больнице, посещала нетрадиционные религиозные организации и запрещала сыну как-либо развлекаться. Учился Росляков посредственно, хотя характеризовали его как «смышленого» и «вежливого» мальчика. Увлекался Владислав компьютерными играми, а также оружием. Расспрашивал о нем участников боевых действий, с которыми знакомился в Интернете. Учитывая специфическое поведение Рослякова, по рассказам части знакомых, в колледже над ним издевались…

И вот – страшный итог его жизненной истории.

Количество погибших, с учетом умерших от ран, достигло на сегодняшний день 21 человека. Около пятидесяти человек получили ранения.

Комментируя произошедшее, глава Республики Крым Сергей Аксенов заявил о том, что в расстреле Росляков участвовал один, а вот в подготовке преступления якобы могли принимать участие и другие лица. Правда, это вызвало некоторые сомнения у общественности. Дело в том, что очевидцы уверено заявили прессе – выстрелы доносились одновременно с нескольких сторон. Повода обманывать журналистов у людей, только что избежавших смерти, явно нет. Поэтому в деле гипотетически могут еще возникнуть дополнительные шокирующие обстоятельства.

Но речь сейчас не о том.

Во-первых, о величии человеческого духа. Четверо первокурсников кидали в убийцу камни, отвлекая на себя его внимание от убегающих девочек. Все четверо погибли. Другие студенты вытаскивали товарищей из-под завалов. Один на один пытался поговорить с Росляковым и убедить его прекратить расстрел учитель информатики. Владислав убил своего педагога. Но тот своим поступком наверняка спас несколько жизней. Около ста студентов керченского медколледжа бросили свои дела и добровольно помогали пострадавшим.

Во-вторых, о мерзости. В больницах и машинах скорой помощи еще умирали люди, а украинский политикум и российское либеральное сообщество уже устроили танцы на костях. Один сидящий в Киеве персонаж злорадно высказался о том, что теракты в Крыму начались после воссоединения с Россией. При этом скромно умолчал о том, что на постмайданной Украине массовые расстрелы и взрывы уже давно стали ежедневной обыденностью. Другой деятель в «праведном гневе» заявил, что расстрел – это следствие «милитаризации России». Правда, не объяснил, почему на «немилитаризованном» Западе расстрелы в школах происходят уже очень давно. И почему в «милитаризованном» СССР школьники не были настроены стрелять друг в друга.

В-третьих, о том, почему все произошло.

Совсем недавно автор этих строк наткнулся в соцсетях на дискуссию. Представители одной из ее сторон с пеной у рта доказывали своим оппонентам, что маленьким детям можно спокойно включать фильмы ужасов. И что они именно таким образом воспитывают своих сыновей и дочерей.

Что тут скажешь?

Можно это признавать или не признавать. Но факт остается фактом. Циничная жестокость и зашкаливающий инфантильный эгоцентризм становятся абсолютной нормой для российских подростков. И происходит это во многом благодаря попустительству взрослых – от родителей до политиков, принимающих либеральные нормативные акты.

Достаточно вспомнить преступления, совершенные подростками за последнее время. Нападения на школы в Башкирии, Бурятии и Перми. Чудовищное групповое убийство инвалида в Свердловской области. Массовые избиения в Санкт-Петербурге. «Подвиги» хабаровских живодерок. Изнасилование и убийство в Краснодарском крае. И это – только то, что на слуху. Если заглянуть в региональные СМИ, можно найти еще много страшных преступлений, совершенных несовершеннолетними либо теми, кому едва исполнилось 18 лет.

При этом возникает ощущение того, что наш социум страдает от коллективного раздвоения личности. Большинство людей искренне возмущаются всем вышеперечисленным и требуют от правоохранительных органов решительных мер. Но стоит спецслужбам наказать кого-то, пропагандирующего насилие в соцсетях, как поднимается возмущенный визг о «перегибах» и «правах человека».

На фоне керченского расстрела в большинстве крупных федеральных СМИ отметились «эксперты»-психологи с «мудрыми» советами относительно того, как выявить потенциального подростка-убийцу и перенастроить его. «Давать в детстве самому делать выбор»… «Внимательно выслушивать»… «Разговаривать»… Весь этот пафос, конечно, прекрасен. Но, уважаемые, вы понимаете, о какой ситуации вообще говорите? Вы рассуждаете о фанате оружия и жестоких компьютерных игр, который рос в малообеспеченной неполной семье с мамой, посещающей секту. И над которым, к тому же, смеялись в колледже. К какому больному месту, простите за грубость, можно в данном случае, приложить «великие» советы экспертов-психологов? К чему все это лицемерие?

Молодежь нужно спасать. И делать это не на частном уровне.

Давно пора набраться смелости и предпринять реальные меры по ограждению детей от информации, которая им противопоказана по возрасту. От экстремистских сообществ в социальных сетях. От пропаганды суицидов и идеологии «Колумбайна». От фото и видео с расчлененкой. От криминальной романтики. От банальной порнографии, в конце концов. Благо в ряде стран такой опыт уже успешно применяется.

И этого, к сожалению, мало. Мозги на место давно пора ставить обществу в целом. Давайте признаемся себе сами. У нас сегодня отсутствует стройная система ценностей, без которой воспитать в детях лучшие качества – очень тяжело. Да, это – идеология. Но, простите, разве либеральная демократия, которой потчуют сегодня детей в школах США и Европы, – это не идеология? Идеология, еще и какая. Просто – это их идеология.

А нам давно пора выработать свою. И помогать подрастающим поколениям создавать четкие представления о добре и зле. Не демократично? Ну и пусть. Лишь бы это помогало расти детям хорошими людьми и предотвращало чудовищные инциденты вроде того, который произошел в Керчи.

Это, конечно, тяжело. И неминуемо приведет к воплям с Запада и возмущению аудитории условного «жан-жака»… Ну и что? Нам, в конце концов, шашечки или ехать?

Все уже зашло достаточно далеко. А хороший врач не будет успокоительно пичкать больного аспирином, если тому по всем показаниям уже давно пора колоть серьезные антибиотики. 

Источник: КМ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *