Глава внешней политики ЕС Могерини выступила в Коста-Рике против военной интервенции в Венесуэле, о которой всё чаще говорят США и их венесуэльские ставленники.

Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини на заседании Международной контактной группы по Венесуэле в Коста-Рике выступила против военного вмешательства в ситуацию в этой стране.

Данное заявление Могерини – это, несомненно, «камень в огород» США, где всё чаще публично заявляют о возможности вторжения, к которому активно готовятся. Тем же занимаются озвучивающие, как попугаи, вожделения Вашингтона находящиеся у него на содержании венесуэльские оппозиционеры во главе с дискредитировавшим себя спикером парламента Хуаном Гуайдо.

«Наш приоритет сейчас – избежать эскалации насилия и сохранить пространство для того, чтобы был запущен политический процесс», – объявила Могерини. Глава внешней политики ЕС повторила, что «международное сообщество имеет обязанность и несёт ответственность за поиск решения без вмешательства». Она подчеркнула, что такое решение должно быть достигнуто «без какой-либо формы военного вторжения», исключительно путём «создания условий для запуска политического процесса».

Практически одновременно с Могерини, на другом конце света – в лапландском Рованиеми – министр иностранных дел России Сергей Лавров высказался на пресс-конференции после переговоров по Венесуэле с главой Госдепа США Майком Помпео на ту же самую тему:

Применение силы может санкционировать только Совбез ООН, либо она может быть применена в ответ на агрессию. Ничего подобного в Венесуэле не наблюдается.

Так ветеран российской внешней политики ответил на вопрос телекомпании CNN, есть ли у России возможности остановить интервенцию США в Венесуэле, если Вашингтон решится на такой шаг. Об этой позиции Москвы отлично известно в Брюсселе. Но там, возможно, что-то знают и о планах США. Поэтому и беспокоятся, публично давая понять, что Европа их не поддерживает и что она готова употребить своё относительное влияние в Латинской Америке, чтобы не допустить войны в Венесуэле. Хотелось бы верить, что это так.

В созданную в начале года по инициативе ЕС Международную контактную группу по этой стране помимо восьми государств сообщества (Британия, Германия, Испания, Италия, Нидерланды, Португалия, Франция, Швеция) входят также Боливия, Коста-Рика, Уругвай и Эквадор. 7 февраля в уругвайской столице Монтевидео прошло первое министерское заседание группы. Никаких достижений пока у неё, впрочем, нет.

Могерини

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини – политик крайне неопытный, но с амбициями

 

Не поздно ли спохватился ЕС?

Фоном для очередного заседания Международной контактной группы стали несколько событий.

Во-первых, это признание Гуайдо в интервью The Washington Post, что предпринятая недавно попытка свергнуть действующего президента Венесуэлы потерпела неудачу из-за отсутствия поддержки со стороны военных. Эта марионетка Вашингтона также заявил, что в этих условиях она мог бы положительно отреагировать на предложение со стороны США о военной интервенции. Кстати, просит о ней Гуайдо уже не в первый раз.


Во-вторых, это переговоры в Москве главы МИД Венесуэлы Хорхе Арреасы с Лавровым. Они показали, что Каракас после провала очередной попытки госпереворота настроен по-боевому – «победить и уничтожить» армию США, если она посмеет вторгнуться в страну, а также хозяйствовать и выживать в условиях американских санкций. У наблюдателей создалось впечатление, что режим Мадуро не намерен самораспускаться и будет биться за существование. Таким образом, для военной конфронтации, которой опасается Брюссель, созданы все условия.

 

Почему Брюссель провалился в Венесуэле?

Между тем заявление Могерини в Коста-Рике в свете последних событий вокруг Венесуэлы свидетельствует о тупике, в котором оказалась и на этом направлении внешняя политика ЕС.

С самого начала попытки Брюсселя выступить «посредником» в урегулировании венесуэльского кризиса были несостоятельными. Потому что ЕС пытался отстаивать собственные интересы, не будучи в состоянии их обеспечить, и потворствовал одновременно предпринятой США попытке госпереворота в Венесуэле. И в созданной ЕС Международной контактной группе по Венесуэле не предложили места не только Москве, ведущему союзнику Каракаса, но даже Вашингтону – его главному врагу.

То есть странам, от позиции которых в Венесуэле будет зависеть буквально всё.

Мадуро

Президент Николас Мадуро остаётся единственным законным главой государства: тем, кто с этим не согласен, придётся либо воевать с Венесуэлой, либо – «отступить в сторону и заткнуться»

 

К этому времени уже было понятно, что ведущие страны ЕС – Франция, Германия, а также бывшая колониальная метрополия Венесуэлы – Испания сели в лужу. Они потребовали 26 января от Каракаса провести в течение восьми дней новые президентские выборы, угрожая в противном случае признать президентом Венесуэлы Гуайдо. Через несколько дней депутаты Европарламента одобрили резолюцию, признав Гуайдо «легитимным временным президентом» Венесуэлы, «пока для восстановления демократии не будут созваны новые свободные, транспарентные и заслуживающие доверия президентские выборы».

Однако ЕС как сообщество – из-за принципиальной позиции Италии – в этом качестве его так и не признал. Это сделали лишь отдельные европейские страны, которые уже сожалеют об этом, так как реальной властью в Венесуэле был и остаётся президент Мадуро. Иными словами, никакого единого политического курса у ЕС в отношении Венесуэлы нет, царит разнобой, и всё зашло в тупик. «Третьей силой» в разрешении венесуэльского кризиса Брюсселю стать не удалось.

 

Как выкручиваются страны ЕС?

О ситуации в этой сфере обстоятельно рассказала в интервью РИА Новости на прошлой неделе посол Венесуэлы в ЕС Клаудиа Салерно Кальдера: страны ЕС, сделавшие ставку на Гуайдо, стали осознавать необходимость более реалистичной позиции, о чём свидетельствует сохранение ими дипломатических и торговых контактов с Каракасом.

По её словам, «торговля не остановилась, всё продолжается, бизнес как обычно, контакты такие же официальные, как и должны быть». Поскольку «сейчас достаточно ясно, что Мадуро является президентом, и европейцам придётся принять тот факт, что они должны с ним говорить, они не могут просто обойти его стороной».

Посол Венесуэлы рассказала, как европейцы пытаются выкрутиться из созданной ими же ситуации: «Те страны, которые признали Гуайдо, впоследствии начали понимать, что он теряет влияние, что он никакой не президент, и начали сдавать назад в своих позициях, обходить некоторые заявления о признании, потом начали менять свой нарратив, что они, мол, признали «способность» Гуайдо созвать выборы или его полномочия как главы парламента, и тому подобное. Они просто начали перефразировать свои признания, чтобы сделать их более реалистичными в контексте конституции и событий, реальности на месте».

Гуайдо

«Временный президент» Венесуэлы Хуан Гуайдо оказался недоразумением

 

Кальдера предупредила, что европейцы ничего не должны навязывать венесуэльцам, что «необходим диалог внутри страны и решение внутри страны, это не может быть решение от ЕС». И в Брюсселе, но не в Страсбурге, это начинают понимать.

 

В чём единственный шанс ЕС?

А теперь, судя по заявлению Могерини в Коста-Рике, в Брюсселе просто испугались, что США вот-вот начнут решать проблемы Венесуэлы «железом и кровью». Но если европейцы действительно хотят этого не допустить, для ЕС наступило время отступиться от американского провокатора Гуайдо, объединить свои усилия с желающими мирного разрешения кризиса и способными повлиять на него Россией и Китаем, попытаться убедить венесуэльскую оппозицию отказаться от радикализма, стать договороспособной. Только так можно будет обуздать американских «ястребов», снять угрозу военного вторжения США и кровавой гражданской войны в Венесуэле.

Это также самый подходящий для ЕС способ показать, что он что-то значит и способен играть позитивную роль в мировых делах. Но воспользуется ли данной возможностью Брюссель, это очень большой вопрос.

 

Источник: tsargrad