Тема представительниц прекрасного пола на фронте всегда была особенной. Давно считается, и во многом справедливо, что воевать не женское дело. Однако то, что случилось в июне 1941 года было настолько страшным ударом, что на фронт ушли не только мужчины и вчерашние дети, но и студентки, крестьянки, словом, обыкновенные девчонки.

Они становились санитарками, летчицами, снайперами, зенитчицами. Про некоторых сняли фильмы, вроде “А зори здесь тихие” и “Небесный тихоход”, но о большинстве рассказано очень мало.

По разным данным, в Великую Отечественную войну воевало от 800 тыс. до 1 млн женщин. По сравнению в общей цифрой это кажется немного, однако на самом деле, это не так.

Экипаж самолета “Родина” (слева направо): пилот Полина Осипенко, командир корабля Валентина Гризодубова и штурман Марина Раскова. Фото Алексея Межуева и Б.Фишмана /Фотохроника ТАСС/

 

Существовало три авиационных полка – 586-й, 587-й и 588-й. Их создали в самом начале войны, благодаря летчице, Герою Советского Союза Марине Расковой, которая обратилась лично к Сталину с просьбой об их создании. Соответствующий указ вышел 8 октября 1941 года. К этому моменту в СССР уже работали аэроклубы, в которые брали девушек. При советской власти всячески продвигалось осваивание женщинами, казалось бы, совершенно мужских профессий.


588-й женский полк уже во время войны переименовали в 46-й гвардейский ночной бомбардировочный Таманский полк. Его летчиц немцы называли “ночными ведьмами”. Дело в том, что ночью, в момент атаки, девушки выключали двигатели своих По-2, а шелест воздуха под крыльями действительно напоминал шуршание метлы.

Евдокия Бершанская. Фотохроника ТАСС

 

Командовала полком бессменная Евдокия Бершанская, за что его еще называли в “дунькиным полком”. К слову, она стала единственной женщиной удостоенной ордена Суворова.

До августа 1943 года летчицы не брали с собой парашюты, предпочитая вместо них положить до 20 кг бомб. Они подвешивались под плоскости самолета, прицел называли ППР – “проще пареной репы” – его просто не было. Пулеметы на По-2 стали ставить только в 1944 года, до это штурман и летчица могли отстреливаться только из пистолета ТТ. Сами самолеты были фанерными и загорались от попадания снарядом. Несчастные девушки нередко просто сгорали в машинах.

Летчиц, которые пилотировали истребители, было немного. Одной из самых известных была Лидия Литвяк. Девушка с 14 лет занималась в аэроклубе, и в 15 уже совершила свой первый полет. К началу войны она уже была опытным пилотом, и в 1942 году была зачислена в 586 истребительный авиаполк, приписав себе лишних 100 часов налета. Литвяк одержала 16 побед – 12 личных и 4 групповых. Достаточно сказать, что 13 сентября 1942 года она сбила в один день бомбардировщик Ю-88 и Ме-109. “Мессер” пилотировал ас – немецкий барон и кавалер Рыцарского креста, одержавший 30 побед.

Лидия Литвяк

 

По просьбе Лидии на капоте ее “Яка” нарисовали белую лилию, за что она получила прозвище “Белая Лилия Сталинграда”. Она одерживала победы, ее сбивали, она прыгала с парашютом и ее выручали другие летчики, и она выручала других. Долго ходя по лезвию ножа, однажды удача все-таки отвернулась от нее. 1 августа 1943-го, когда она уже потеряла своего мужа, командира эскадрильи Алексея Соломатина, она не вернулась с боевого задания.

Летчице хотели присвоить звание Героя Советского Союза, однако возникло опасение, что она попала в плен, так как останки не нашли. Сдавшимся в плен звезду Героя не давали. “Белую Лилию” нашли случайно в братской могиле в 1971 году, а захоронили с почестями только в 1988-м. Через два года президент СССР подписал указ о присвоении летчице звания Героя Советского Союза посмертно.

Женское подразделение военно-учебного пункта Дзержинского района Ленинграда/Фотохроника ТАСС

 

Сколько женщин погибло на войне неизвестно, так как статистика не велась. Как писал историк Григорий Кривошеев, их просто включали в число общих потерь.

Кроме летчиц на фронт шли девушки-снайперы. Им не нужно было ходить в атаку и совершать изнуряющие марши, а стрелять метко они умели. В снайперы брали много сибирячек с хорошим зрением.

Их берегли, называли их “стеклышками”. Портал “История-РФ” приводит историю снайпера Клавдии Калугиной, которую рассказала кандидат исторических наук Виктория Петракова. Калугина вышла на боевое задание вместе с напарницей Машей. Однако та шевельнулась, прицел сбликовал на солнце, и немецкий снайпер выстрелил. Пуля попала ей чуть ниже правого глаза и убила девушку наповал.

Начальник политотдела ЦЖШСП майор Е. Н. Никифорова беседует с девушками-снайперами, уезжающими на фронт. 1 апреля 1943

 

Калугина рассказывала, что заголосила тогда на всю линию обороны. Из землянки выбежали солдаты и пытались ее успокоить, так как она могла погибнуть сама, и они вместе с ней, но она продолжала рыдать. Немец, скорее всего, мог застрелить и Калугину, но, видимо, решил что на тот день смертей для него хватит.

В Советском Союзе работали женская снайперская школа, единственная такая во всем мире. Она выпустила около 2 тыс. девушек-курсанток. Из них погибло примерно десять процентов. Они получали тяжелые ранения в голову, лежали по двое суток на снегу, поэтому после войны некоторые не могли иметь детей.

Но больше других ранения получали санитарки, которые вытаскивали раненых с пол боя. По ним необязательно били прицельно, они погибали под пулеметным и артиллерийским огнем. Быть санитаркой было ничуть не менее опасным, чем обыкновенным солдатом.


Источник: utro